Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231,+7-916-900-1666, +7-910-480-2124
e-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.http://www.ais-art.ru

     

 

Войти

Поиск

Объявления

   Н.К.Голейзовский

О ВРЕМЕНИ КОНЧИНЫ И МЕСТНОЙ КАНОНИЗАЦИИ
ПРЕПОДОБНОГО САВВЫ СТОРОЖЕВСКОГО

Большинство исследователей придерживается мнения, что основатель звенигородского Сторожевского монастыря преп. Савва скончался 3 декабря 1407 года, хотя послужившее источником этой даты неясное по происхождению указание святцев “преставися в лето 6915 месяца декабря в 3 день”, появившееся, вероятно, после общецерковной его канонизации 1547 года, соответствует не 1407, а 1406 году.[1]

Между тем, и эта уточненная дата вызывала и продолжает вызывать серьезные сомнения[2]. Так, сохранилась (в копии конца XV - начала XVI века) жалованная грамота на имя сторожевского игумена Саввы, данная князем Юрием Дмитриевичем Звенигородским 10 мая 1409 года, то есть через два с половиной года после общепринятой даты кончины преп. Саввы[3]. О том, что преп. Савва был жив после 1406 года, косвенно свидетельствует и правая грамота на селище Суховерховское, составленная между 1462-1469 годами, где замечено, что земля эта была дана “игумену Саве <...> а ужо тому <...> пятьдесят лет”, - иными словами, между 1412 и 1419 годами[4].

Один из наиболее убедительных аргументов против общепринятой датировки смерти основателя Сторожевской обители содержится в рассказе о создании первой иконы преп. Саввы, включенном в его Житие, составленное в середине XVI в. новгородским иноком Маркеллом по поручению митрополита Макария.

 О явлении преподобнаго Савы.

Многим убо летом прешедшим по преставлении преподобнаго Савы, игумену обители тоа, Дионисию именем, молящуся в нощи во обычьнем своем правиле, и возлег почити от труда, и видить представша ему мужа благообразна, сединами украшенна и глагола ему: Дионисие, скоро въсътав, напиши образ мои на иконе. Оному же въпросившю: кто убо еси, господи; и что ес[ть] имя твое; благолепныи же старець рече: аз есмь Сава, началник месту сему. Игумен ж[е], убужься от сна, и призва старца некоего, единаго от ученикь блаженнаго Савы, именем Аввакума, и нача вопрошати его о блаженнем Саве, каков бе образом. Оному же зрак его поведавшю и о величестве возраста, игумен же гла[гола] ему: во истинну, брате, сим образом яви ми ся в нощь сию, повеле ми и образ свои написати на иконе. И со тщанием образ его написа: бе бо тои игумен сам живописець. И оттуду начаша многа и различна исцелениа бывати от честнаго гробу его”[5].

Когда все это происходило?

Документально подтверждено существование только одного сторожевского настоятеля Дионисия[6], упомянутого в единственной дошедшей до нас грамоте на его имя, данной князем Андреем Васильевичем Угличским 30 января 1490 года и содержащей указания относительно взимания с монастырских сел пошлин и сборов[7]: по-видимому, игумен Дионисий недавно приступил к исполнению своих обязанностей.

Если бы преп. Савва действительно скончался в 1406 году, его ученик Аввакум к 1490 году был бы столетним старцем, что непременно отметил бы рассказчик, а игумен Дионисий, конечно, постеснялся бы “призывати” столь пожилого человека и сам отправился бы к нему в келью за подробностями.

Составитель Жития преп. Саввы, посетовав, что полученные им письменные источники не касаются детства подвижника и относятся только к зрелому периоду его деятельности, откровенно признается, что и эти драгоценные документы использует далеко не полностью («Мы же о рожении и о въспитании его не обретохом, токмо о пребывании его во мнишестве изыскавше, въкратце написахом»)[8]. Отвергнутые по политическим соображениям факты Маркелл подменяет дидактическими отступлениями, руководствуясь законами и стилистикой агиографического жанра, а не исторически достоверной хронологической последовательностью событий. В результате немногочисленные вкрапления подлинных фрагментов биографии святого утратили реальные пространственно-временные связи, оказались перемешанными и лишенными смысла, подобно рельефам разрушенного Георгиевского собора в Юрьеве-Польском после его восстановления зодчим XV века В.Д.Ермолиным.

Дополнительную путаницу в хронологию деятельности основателя Сторожевского монастыря вносит неправдоподобное, противоречащее историческим документам и составленному в середине XV века по свидетельствам очевидцев Пахомием Сербом Житию преп. Никона утверждение Маркелла о шестилетнем игуменстве преп. Саввы в Троицком Сергиеве монастыре сразу после кончины св. Сергия, назначившего своим преемником преп. Никона, но якобы отказавшегося от вверенной ему паствы тотчас (“абие”) после смерти своего учителя, “желаше бо в безмолвии пребывати”[9].

Этот грубо сфальсифицированный эпизод заимствован Маркеллом из наспех переработанного, вероятно, им же самим, в середине XVI столетия пахомиевского Жития преп. Никона Радонежского. Рассказ неправдоподобен уже потому, что опытный подвижник оказывается неспособным противостоять собственным желаниям. В первоначальной, авторской редакции пахомиевского Жития преп. Никона этот сюжет отсутствует[10]. Согласно тексту Пахомия, основанному на воспоминаниях современников, Сергий предвидел в Никоне будущего искусного духовного наставника, твердо решил назначить именно его своим преемником, и за шесть месяцев до своей кончины в присутствии всех иноков монастыря передал ему управление обителью[11].

Вымысел о шестилетнем настоятельстве преп. Саввы единогласно опровергается свидетельством разновременных Списков игуменов Троицкого Сергиева монастыря. Все эти документы утверждают, что преп. Никон был преемником св. Сергия без перерыва в течение 37 лет[12] (а не 29, отмеренных Никону не слишком принципиальным составителем обновленной редакции его жития), а преп. Савва - третьим, причем не шесть лет, а четыре года[13]. В списках Троицких игуменов, опубликованных в «Словаре географическом Российского государства» и в «Истории Российской иерархии» уточняется, что этот Савва - основатель Сторожевского монастыря[14]. Поскольку игумен Никон скончался 17 ноября 1427 (6936) года[15], получается, что преп. Савва был троицким настоятелем с 6936 по 6940 год, заняв это место между 17 ноября 1427 и 31 августа 1428 года, а оставив его между 1 сентября 1431 и 31 августа 1432 года.

В документах Троицкого Сергиева монастыря XVIII и XIX веков встречаются упоминания об иконе с изображением трех первых игуменов этой обители, размещенной на южной грани юго-западного столпа Троицкого собора[16] - «преподобных Сергиа и Никона и Саввы Сторожевскаго, шесть венцов с цатами резные серебреные позолочены, в венцах три яхонта глухих красных, шесть бирюз зеленых, под венцами около глав вынизано жемчугом кафинским»[17]. Порядок перечисления образов святых свидетельствует о том, что автор и заказчик иконы не были знакомы с маркелловской версией жития Саввы, согласно которой Савва должен был бы занять не подобающее ему второе место, и что, следовательно, рассматриваемая икона была написана между 1490 и 1547 годами.

Установлению достоверной хронологии сторожевского и троицкого игуменства преп. Саввы помогает еще одно обстоятельство, не упомянутое ни в Житии, составленном Маркеллом, ни в Службе преп. Савве, ни в кратком проложном сказании о нем[18], но отмеченное архимандритом Амвросием, князем Д.А.Эристовым и многими другими исследователями: преп. Савва управлял основанной им Сторожевской обителью в течение тридцати лет[19].

Расчет этот, вероятно, опирается на достойный доверия источник[20], поскольку без оговорок использовался первыми учеными биографами святого в связке с не вызывавшей в те времена никаких сомнений канонической датой смерти преп. Саввы для вычисления года основания Сторожевского монастыря: 1407 - 30 = 1377 - даты, разумеется, неверной, ибо инициатору создания обители князю Юрию Дмитриевичу было в 1377 году около двух с половиной лет, и Звенигородом тогда он еще не владел[21].

Свидетельство о тридцатилетнем игуменстве преп. Саввы на Сторожах не оставляет никаких надежд ни легковерным приверженцам легенды о замещении им троицкого игумена Никона в 1391-1398 годах, ни ревнителям преждевременной кончины звенигородского подвижника в 1406 или 1407 году[22]. Сегодня большинство исследователей считает наиболее вероятным, что монастырь был основан в 1398 (6906) году. Если указанные тридцать лет приплюсовать к этой дате, получим год окончания настоятельства преп. Саввы в Сторожевской обители и перехода его на игуменство в Троицкий Сергиев монастырь: 6906 + 30 = 6936 - промежуток времени между кончиной Никона 17 ноября 1427 и 31 августа 1428 года, что полностью совпадает с приведенными выше данными Списков троицких настоятелей.

Не противоречат полученным выводам и другие дошедшие до нас письменные источники. Так, сохранившиеся троицкие акты на имя игумена Саввы относятся только к промежутку между 1427 и 1432 годами[23]; в документах предшествующего периода оно не встречается.

За указанные хронологические рамки не выходят и свидетельства записей на книгах, написанных тогда в Троицком и Сторожевском монастырях. Сменивший преп. Савву сторожевский игумен Федор упомянут как заказчик Устава церковного, переписанного в 1428 году - “в лет[о] 6936 августа 25” монахом Давидом здесь же, “в обители с[вя]тыя Б[огороди]ца гл[агол]имеи Стражь, ц[а]рствующу Василию Васильевич[у], в пределе князя великаго Юрья Дмитреевич[а]”[24]. Поскольку для переписки такого Устава требовалось не менее полугода, а Троицкий монастырь не мог долго оставаться без настоятеля, уместно предположить, что назначение преп. Саввы игуменом Сергиева монастыря состоялось в первой половине 6936 года, вскоре после кончины преп. Никона. В следующем, 6937 году, то есть между сентябрем 1428 и августом 1429, троицкий монах Иона делает список с того же оригинала Устава “в обител[ь] с[вя]тыя Тро[и]ци Серге[е]ва монастыря <...> [п]овелением раба Б[о]жиа игумена Савы”[25]. О том, что “в лет[о] 6937 <...> игуменство дръжащу в Сергиеве монастыри кир Саве”, утверждается и в послесловии к переписанному там же в том же году Прологу[26].

Житие преп. Саввы сообщает, что покинул он Троицкий Сергиев монастырь, откликнувшись на просьбу приехавшего туда князя Юрия Дмитриевича, который “велие моление простирает к блаженъному Саве, да шествует с ним в град Димитров, и подасть благословение и молитву домови его: имеяше бо его себе отца духовнаго”[27]. Маркелл отнес эту поездку ко времени, предшествующему основанию Сторожевского монастыря. Однако в действительности произойти она могла только в начале июля 1431 года, после того, как Дмитров, никогда ранее Юрию не принадлежавший, сделался его вотчиной в ходе разрешения в Орде спора о престолонаследии между Юрием Дмитриевичем и его племянником Василием Васильевичем[28]. Летописцы отмечают, что из Орды “прииде князь велики на Москву на Петров день (29 июня - Н.Г.), а князь Юрьи в Звенигород, а оттоля в Дмитров”[29].

По рассказу Жития, преп. Савва согласился поехать в Дмитров сразу и без колебаний (“не преслуша молениа его, абие изыде с ним”), хотя, согласно интерпретации Маркелла, собирался вернуться в Троицкий монастырь (“мняше же въскоре паки во обитель възвратитис[я]”)[30]. Остается неизвестным, что произошло на самом деле: осуществилось ли это намерение, объяснимое обязанностями настоятеля, или преп. Савва сложил их с себя до отъезда.

Согласно летописям, Юрий Дмитриевич с детьми вскоре отправился из Дмитрова в Галич, а покинутый им Дмитров был в том же 6940 году, то есть до 31 августа 1431 года, захвачен Василием Васильевичем. Можно полагать, что при таких обстоятельствах преп. Савва не захотел навлекать на обитель св. Сергия немилость московского князя и добровольно отказался от игуменства. Не исключено, впрочем, что смещение преп. Саввы произошло под давлением агрессивно настроенного Василия, едва ли желавшего видеть троицким настоятелем ближайшего советника своего врага.

Как бы то ни было, в 6941 году, иначе говоря, между 1 сентября 1432 и 31 августа 1433 года, согласно документам Троицкого монастыря там появляется новый игумен - Зиновий[31]. Когда же умер преп. Савва Сторожевский?

В духовной грамоте князя Юрия Звенигородского, составленной около февраля 1433 года, подпись духовника отсутствует[32]. Можно полагать, что если бы во время оформления этого важного документа преп. Савва, столь почитаемый Юрием (“велию веру показоваше к нему и зело почиташе его”)[33], был еще жив, его подпись обязательно получили бы. Как видно, скончался он незадолго до составления этого завещания, поскольку новым духовником Юрий обзавестись не успел.

Нет оснований подвергать сомнению число и месяц кончины преп. Саввы: 3 декабря (16 по новому стилю) издавна традиционно отмечалось в его обители. На хронологическом отрезке между июлем 1431 и февралем 1433 года искомая дата смерти подвижника укладывается дважды. Но согласно Спискам игуменов Троицкого Сергиева монастыря Савва был там настоятелем после смерти Никона 17 ноября 1427 года только «4 лета». 1427 + 4 = 1431. Таким образом, рассмотренные факты неопровержимо свидетельствуют, что преп. Савва скончался 3 декабря 1431 года.

Чем же объяснить ошибку в дате преставления сторожевского игумена Саввы, занесенной после канонизации 1547 года в святцы, ошибку, в результате которой жизнь его оказалась укороченной на 24 года? Случайное искажение, произошедшее по невнимательности переписчика, не разобравшего нечеткие, размытые или смазанные буквенные обозначения десятков в документе, содержащем истинную дату кончины Саввы - СЦМ (6940=1431) и превратившего ее в СЦЕI (6915 =1406), или сознательный обман, обусловленный необходимостью получить разрешение на канонизацию?

Приведенные факты склоняют к мысли о сознательном, санкционированном митрополитом изъятии нежелательной части биографии преп. Саввы, свидетельствующей об активном его участии в борьбе за восстановление законного порядка престолонаследования, установленного Дмитрием Донским, поддержанного св. Сергием и нарушенного Василием Дмитриевичем[34], и способной посеять самые серьезные сомнения в легитимности великокняжеского статуса его преемников.

Только цензурным вмешательством можно удовлетворительно объяснить и появление накануне собора 1547 года второй, «исправленной» редакции Жития преп. Никона с противоречащей свидетельствам подлинных документов вставкой, позволяющей отодвинуть начало игуменства преп. Саввы в Троицком Сергиеве монастыре на 37 лет ранее реальной даты.

Преп. Никон перед своей кончиной 17 ноября 1427 года должен был, согласно древнему монашескому обычаю, назвать своего преемника[35], утвердить которого полагалось великому князю. Великим князем, по завещанию Дмитрия Донского, должен был стать после смерти в 1425 году Василия Дмитриевича крестник св. Сергия, покровитель Троицкого монастыря Юрий Дмитриевич Звенигородский. Едва ли можно сомневаться, что Никон распорядился назначить своим преемником именно преп. Савву, единомышленника, одного из ближайших учеников св. Сергия и духовника князя Юрия.

Есть веские основания думать, что справедливые притязания звенигородского князя на великокняжеский престол беспокоили его племянника Василия Васильевича, незаконно занявшего трон, гораздо меньше, чем прославившие Юрия Дмитриевича канонизация преп. Сергия, постройка и роспись белокаменного Троицкого собора. Не случайно великокняжеское московское летописание XV века умолчало об этих заслугах Юрия, а из первоначальной редакции пахомиевского Жития преп. Сергия все упоминания о них были удалены, и вновь появились - в сводной редакции Жития - только во второй половине XVI столетия, когда нежелательных претендентов на московский трон среди родственников царя не осталось.

Напрашивается предположение, что и самое первое, епифаниевское Житие св. Сергия, загадочным образом не дошедшее до нас полностью, подверглось под давлением московской великокняжеской администрации жестокому сокращению прежде всего потому, что содержало опасные для великого князя Василия Васильевича свидетельства о твердой позиции преп. Сергия относительно порядка наследования великокняжеского престола, об отеческом расположении святого к своему крестнику князю Юрию Дмитриевичу и его будущему духовнику - преп. Савве.

Составление Епифанием Премудрым первого Жития св. Сергия было первым шагом к его канонизации, шагом, несомненно, санкционированным руководством Троицкого монастыря. Представляется, однако, что епифаниевское Житие создавалось не только по желанию автора и троицких старцев, но и по инициативе князя Юрия, а также его духовника и ближайшего советника - преп. Саввы. Канонизация св. Сергия, а затем украшение основанной им обители каменным собором, расписанным самыми знаменитыми мастерами, были не только данью уважения к учителю, но и мудрыми политическими шагами, укрепляющими авторитет звенигородского князя и весомо подтверждающими законность его притязаний на великокняжеский трон.

Общецерковная канонизация преп. Саввы Сторожевского состоялась на соборе 1547 года[36]. Между тем имеется немало косвенных данных, свидетельствующих о том, что местное празднование ему было установлено раньше[37]. Преп. Савва назван “чюдотворцем” в купчей грамоте 7047 (1538 или 1539 года)[38]. Многочисленные замечания, указывающие на более раннюю канонизацию преп. Саввы, встречаются и в его Житии, написанном Маркеллом. Здесь, в частности, упоминается о “святей его раце”, о том, что уже при игумене Каллисте (около 1505-1507)[39] служили молебны при гробе преподобного, что на гробнице его находился покров[40]. Изображения сторожевского подвижника на иконах появляются, судя по приведенному выше рассказу Жития преп. Саввы, с 1490 года[41].

В троицких сборниках второй половины XVII века № 201 и 203 из собрания Московской духовной академии среди памятей русским святым под 30 апреля отмечено “пренесение честных мощей преподобнаго отца нашего Савы Звенигородцкаго Сторожевскаго чюдотворца”[42]. Поскольку известно, что мощи были переложены в новую гробницу при патриархе Иосифе 19 января 1652 года[43], а о других перемещениях праха преп. Саввы, кроме отмеченных в названных выше святцах, сведений пока не обнаружено, допустимо предположить, что открытие мощей и перемещение их в новую раку могло произойти при игумене Дионисие и вотчиче Сторожевского монастыря, князе Андрее Угличском одновременно с задуманной этим князем канонизацией святого и обновлением Рождественского собора, весной-летом 1490 или 1491 года: 1 марта или 30 апреля (это число указано как минимум в трех источниках, включая упомянутые выше троицкие сборники выписок из святцев).

Для осуществления замысла угличского князя 1490 год представляется, несомненно, более благоприятным, чем 1491. До осени 1490 года митрополичий престол пустовал[44], и в Москве не было церковного владыки, который мог бы, под давлением великого князя Ивана III, воспрепятствовать канонизации подвижника, отрицавшего законность наследования его отцом великого княжения. Полномочиями митрополита обладал тогда епархиальный архиерей угличского князя Андрея - ростовский архиепископ Тихон[45], который и должен был, ознакомившись с представленными сведениями (краткое житие святого), санкционировать предстоящую канонизацию, утвердить службу преп. Савве, распорядиться о написании его иконы.

Здесь уместно вспомнить еще об одном эпизоде, произошедшем незадолго до предполагаемой канонизации преп. Саввы 30 апреля 1490 года и, быть может, ускорившем ее проведение. 7 марта 1490 года в Москве скончался от “камчюги в ногах” наследник престола - Иван Молодой, официально именовавшийся великим князем и самодержцем, а 22 или 24 апреля по приказу Ивана III “на Болвановьи” отрубили голову обвиненному в его кончине венецианскому лекарю мистру Леону[46].

Трудно сказать, была ли отмеченная последовательность событий случайной, или Андрей Большой действительно решил воспользоваться благоприятным стечением обстоятельств, чтобы, установив, по примеру Юрия Дмитриевича Звенигородского, празднование преп. Савве, обеспечить себе столь же широкую общественную поддержку, которая, в случае кончины Ивана III, могла бы помочь ему по праву старшего в роде занять московский великокняжеский престол.

 


[1] Смирнов С.К. Историческое описание Саввина Сторожевского монастыря. Изд. 2. М ., 1860, с. 9; Сергиевский Н.А. Преподобный Савва Сторожевский и его святая обитель. М., 1898, с. 23; Акты социально-экономической истории северо-восточной Руси конца XV - начала XVI в. (далее - АСЭИ), т. III, М., 1964, с. 652, и др. На эту несообразность справедливо указывает Л.А.Тимошина в предисловии к кн.: Житие Саввы Сторожевского (по старопечатному изданию XVII века). - Материалы для истории Звенигородского края. Вып. III. М., 1994 (далее - ЖСС), с. 11 - 12. 1406 годом датирована смерть преп. Саввы в кн.: Филарет, архиеп. (Гумилевский). Русские святые, чтимые всею церковью или местно. СПБ., 2008 (далее - Филарет. Русские святые), с. 682; Барсуков Н.П. Источники русской агиографии. СПб., 1882, с. 475; Леонид, архим. Святая Русь. СПб., 1891, с. 148; Сергий, архиеп. Полный месяцеслов Востока. Т. II. Изд. 2, Владимир, 1901, с. 374 (но в т. I на с. 609 указан 1407 г.); Голубинский Е.Е. История канонизации святых в русской церкви. М., 1903, с. 101. Г.Ф.Миллер в “Известии о Савине Сторожевском монастыре” (1778), ссылаясь на переданную ему в этой обители выписку из “Псалтыри с восследованием” (возраст рукописи и место ее хранения не указаны), сообщает, что “св. Сава преставился 3 декабря 1415 года” (в кн.: Академик Г.Ф.Миллер - первый исследователь Москвы и Московской провинции. М., 1996, с. 146). Мне представляется, что «1415» - ошибка, обусловленная нечеткостью почерка автора выписки; в оригинале, скорее всего, значился традиционный год смерти преп. Саввы - 6915.  

[2] Ср., например: Амвросий, архим. История Российской иерархии. Ч. II. М., 1810, с. 175; Строев П.М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российские церкви. СПб., 1877 (далее - Строев П.М. Списки иерархов), стб. 138, 166; АСЭИ, т. I, М., 1952, с. 764 - 765, и др.

[3] АСЭИ, т. III, № 53 а, с. 80 - 82. На оригинале первоначальная дата – 6917 (1409) позднее, как отмечено издателями (с. 82), переправлена в 6912 (1404) г., по-видимому, с целью привести документ в соответствие с “узаконенным” годом смерти преп. Саввы. Ср.: Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. Т. 1. СПб., 1841, № 15, с. 23.

[4] АСЭИ, т. III, № 56, с. 87.

[5] Великие Минеи-Четии, собранные всероссийским митрополитом Макарием (далее - ВМЧ). Вып. 10. М., 1901, стб. 75; ср.: ЖСС, с. 32 - 33.

[6] Строев П.М. Списки иерархов, стб. 166; АСЭИ, т. III, с. 652. Предположение о появлении в Сторожевском монастыре с интервалом в четверть века двух игуменов по имени Дионисий и двух - по имени Савва, выдвинутое ради снятия хронологических противоречий С.К.Смирновым и поддержанное Л.А.Тимошиной (ЖСС, с. 12 - 13), выглядит неправдоподобно и ничем не подтверждается (ср.: Филарет. Русские святые,с. 683, прим. 1). Имя “игумена Деонисиа съ Сторожеи” обнаружено мною в “вечном” синодике Троицкого Сергиева монастыря (РГБ, ф. 304/III, № 25, л. 177 об.). Судя по хронологическим пометам на полях этой рукописи, поминальная запись сделана во второй половине «лета 7034», то есть в 1526 г., который можно считать годом смерти сторожевского настоятеля Дионисия. Вкладная запись на Сборнике слов Симеона Нового Богослова семидесятых годов XV в. из собрания Иосифова Волоколамского монастыря (ГИМ, Епарх., № 334, л. 1-23) позволяет - с большой долей вероятности - добавить, что у игумена Дионисия имелись родственники-монахи: отец - инок Михаил и брат, скимонах сторожевского монастыря Варсонофий, вложивший упомянутую рукопись “в храм святаго великаго Ануфрея...по родителех отець и братии инок Мисаила, игумена Дионисиа” (см.: Книжные центры древней Руси. Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности. Л., 1991, с. 349). Не этот ли Варсонофий был в 1524 г. настоятелем Саввина Сторожевского монастыря? (Ср.: Амвросий, архим. История Российской иерархии, ч. II, с. 563; Строев П.М. Списки иерархов, стб. 166). Упомянутый в записи храм св. Ануфрея - вероятно, соборная церковь Онуфриевой Успенской пустыни, находившейся в 27 верстах к северо-востоку от г. Рузы, на Тростенском озере, земли которой граничили в XV в. с владениями Саввина Сторожевского монастыря (см.: Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. Т. III. СПб., 1897, № 2191, с. 202). Ср.: Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV - XV в.в. М.-Л., 1950 (далее - ДДГ), № 95, с. 385 (о границах между монастырскими землями в 1504 г.).

[7] АСЭИ, т. III, № 60, с. 93.

[8] ВМЧ, вып. 10, стб. 68; ЖСС, с. 26.

[9] ВМЧ, вып. 10, стб. 70; ЖСС, с. 28.

[10] Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871, с. 153, 247-248.

[11] «Разсудителныи отець, сматряя внутренима очима, позноваше напоследок хотящая быти и помышляше сего пастыря обители своеи устроити, еже и бысть. По неколицех временех, преже шестих месяць своего преставлениа, призывает весь лик отець своея обители и сему пред всеми, аще тому не хотящу, манастырьское строение, яко искусну вожду, блаженному Никону предасть» (ПСРЛ, т. 6, вып. 2, М., 2001, стб. 32. Ср.: ПСРЛ, т. 6, СПб., 1853, с. 137; ПСРЛ, т. 20, первая половина, СПб., 1910, с. 226-227.

[12] «Жив же с(вя)тый в том добром настоятельстве седмь к тридесятим летом, ничто же от подвиг погрешив, елика виде от отца, нъ вся добре исправив <…> и м(е)сяца ноевриа в недугь телесныи впад, и призываеть братию и всеос(вя)щ(е)нныи събор <…> и трудолюбную д(у)шю с м(о)л(и)твою тъи отдас(ть) того же м(е)с(я)ца в 17» (Житие Никона Пахомия Серба в Апостоле толковом сер. XV в., РГБ, ф. 304, № 116, л. 418 об.-419). Ср. летописную заметку в Стихираре XV в. из библиотеки Троицкого Сергиева монастыря, РГБ, ф. 304, № 408, л. 374 об.: “ Жил преподобныи игумен Никон в настоятелстве лет 30 и 7”. Аналогичное утверждение – в кратком Житии Никона (см.: РГБ, ф. 256, № 397, л. 348 об.).

[13] См.: Брюсова В.Г. Списки игуменов Троице-Сергиева монастыря первой половины XVI в. - Археографический ежегодник за 1969 год. М., 1971, с. 293 - 294. То же - во всех без исключения списках XVI - XVII в.в., например: РГБ, ф. 304, № 647, л. 2; РГБ, ф. 304, № 740, л. 187; РГБ, ф. 173/1, № 201, л. 2. Ср. также: Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря. М., 1987, с. 15. Перечни троицких игуменов с указанием, сколько лет каждый из них был настоятелем, включались в состав кратких летописцев Троицкого монастыря. См.: РГАДА, ф. 181, № 365, л. 30 об.- 31; на л. 30 об.: «...2. Преподобныи чюдотворец Никон - 37 лет. 3. Сава - годы 4» (другой список XVI в. - БАН, Арханг. собр., № 193). В таком же порядке они перечислены в Синодике Троицкого Сергиева монастыря 1575 г. (РГБ, ф. 304/III, № 25, л.12 об.).

[14] Щекатов А.М. Словарь географический Российского государства [...]. Ч.V. М., 1807, стб. 848: «Преподобный игумен Савва, иже Сторожевский, жил на игуменстве 4 лета, и погребен в Савине монастыре»; Амвросий, архим. История Российской иерархии. Ч. II, с. 175: “ Преп. Савва Сторожевский с 1429; начальствовал 4 года; погребен в Савине Сторожевском, от него созданном монастыре”. Противоречащая другим источникам дата 1429 появилась у Амвросия, вероятно, в результате ошибки при подсчете, путем прибавления 37 (лет настоятельства преп. Никона) к 6900 (году кончины св. Сергия), тогда как преп. Никон стал игуменом еще при жизни Сергия, в 6899 г.

[15] “В лето 6936 преставись преподобныи игумен Никон, чюдныи старец, сединами цветущими, нояб[ря] 17, 5 часа дне”, сообщает Краткий летописец середины XV в. Кириллова Белозерского монастыря (РНБ, Погод., № 1554, л. 16). См.: Зимин А.А. Краткие летописцы XV-XVI в.в. - “Исторический архив”, кн. V. М.-Л., 1950, с. 26. Та же дата в Летописце Гурия Тушина: «В лето 6936 преставися преподобный Никон, игумен троицъский, ноября 17» (РНБ, Соф. № 1468, л. 176-176 об.). См.: Казакова Н.А. Книгописная деятельность и общественно-политические взгляды Гурия Тушина - ТОДРЛ, т. XVII, М.-Л., 1961, с. 199.

[16] РГАДА, ф. 1204, оп. 1, ч. 3, № 4816, л. 14 об. Ср. в Описи Троицкого собора 1805 г., РГАДА, ф. 1204, оп. 1, ч. 15, № 24154, л. 11 об. Икона находится там и сегодня.

[17] РГАДА, ф. 1204, оп. 1, ч. 1, № 660, л. 375 об. Рядом в правом столбце отмечено: «весу в венцах и в цатах с камнями два фунта сорок семь золотников три четверти». Внизу листа приписано, что венцы и цаты «отданы для чинки серебренику Никифору Федорову марта 2 дня 1778 года». Далее – указание священнику Василию Иванову и диакону Ивану Андрееву «возобновить» икону (там же, л. 377-378). В Описи 1805 г. по поводу жемчуга две приписки: «По щету налице имеется жемчугу 400 зерен» и «показано 1813 и 1825 годах. Жемчуг снят и въписан в новоприбылую книгу. Дело в соборе 1828 года» (РГАДА, ф. 1204, оп. 1, ч. 15, л. 12).

[18] Впервые напечатано во втором издании Пролога (М., 1642, сентябрьская половина, под 3 декабря: «В тои же день преставление преподобнаго отца нашего Савы... » , л. 449-450 об.).

[19] Амвросий, архим. История Российской иерархии. Ч. II, с. 563; Словарь исторический о святых, прославленных в Российской церкви, и о некоторых подвижниках благочестия, местно чтимых. Изд. 2. СПб., 1862, с. 205; Викторов А.Е. Словарь житий русских святых. [Ч. 2] Киприан - Ферапонт и добавления. 1858 г. (РГБ, ф. 51, картон 7, № 21, л. 52); Филарет. (Гумилевский), архим. История русской церкви в пяти периодах. М., 2001, с. 290; Энциклопедический словарь Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона, кн. 56, СПб., 1900, с. 26; Полный православный богословский энциклопедический словарь. Изд. П.П. Сойкина. Т. 2. СПб.,[1913], стб. 1980.

[20] Таким источником, оказавшимся недоступным для цензурных манипуляций грозненского времени, могли быть, например, Список сторожевских игуменов, Псалтирь с восследованием, святцы, вообще любая древняя рукопись, содержавшая памятные записи местных очевидцев, вроде заметки о количестве лет настоятельства Никона в троицком Стихираре XV в. (ср. выше, прим. 12).

[21] Ср.: Иванчин-Писарев Н.[Д.] Спасо-Андроников. М., 1842, с. 87, прим. 34.

[22] См., например: Клосс Б.М. Избранные труды. Т. I. М., 1998, с. 18-19, 60-61, 68, 129.

[23]АСЭИ, т. I, ¹ 54 - 68, с. 55 - 63.

[24]РГБ, ф. 256, № 445. См.: Востоков А.Х. Описание русских и славянских рукописей Румянцевского музеума. СПб., 1842, № CCCXLV, с. 711; Вздорнов Г.И. Искусство книги в Древней Руси. Рукописная книга Северо-Восточной Руси XII - начала XV веков. М., 1980 (далее: Вздорнов Г.И. Искусство книги), № 83. Юрий Дмитриевич не случайно назван “великим князем”: после смерти брата, великого князя Василия Дмитриевича, он, как старший в роде и в соответствии с завещательным распоряжением Дмитрия Донского, засвидетельствованным подписью преп. Сергия Радонежского, являлся законным (в отличие от “царствующего” Василия Васильевича) наследником великокняжеского престола. Ср.: ДДГ , № 12, с. 35.

[25] КГУ, № 4634, л. 272. См.: Артемьев А.И. Описание рукописей, хранящихся в библиотеке императорского Казанского университета. СПб., 1882, с. 166. «Остается добавить еще, что игумен Сергиева монастыря Савва - есть известный Савва Сторожевский» - комментирует А.И.Артемьев (там же, с. 169); Вздорнов Г.И. Искусство книги, № 78.  

[26] РГБ, ф. 304, № 715, л. 366 об. См.: Иларий и Арсений, иером. Описание славянских рукописей библиотеки Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Ч. III. М., 1879, с. 110; Вздорнов Г.И. Искусство книги, № 79.

[27] ВМЧ, вып. 10, стб. 71; ЖСС, с. 28.

[28] Приношу благодарность В.В.Дергачеву, обратившему мое внимание на это обстоятельство.

[29] ПСРЛ, т. 25, с. 250; ПСРЛ, т. 26, с. 188; ПСРЛ, т. 27, с. 103, 269, 344; ПСРЛ, т. 28, с. 205,; и др. Можно предположить, что приезд Юрия Дмитриевича в Троицкий монастырь был приурочен к десятой годовщине со дня установления местного праздника открытия мощей св. Сергия - 5 июля.

[30] ВМЧ, вып.10, стб. 71; ЖСС, с. 28.

[31] Е.Е.Голубинский (Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра. М., 1909, с. 144) относит начало игуменства Зиновия к 1432 г. Первая точно датированная грамота на имя Зиновия помечена 26 сентября 6941 (1432) г. Но если дата обозначена по мартовскому стилю, что представляется мне для 1430-х годов невозможным, то документ следует датировать 26 сентября 1433 г. Ср.: АСЭИ, т. I, № 74, с. 66 и 764-765.

[32] ДДГ, № 29, с. 75.

[33] ВМЧ, вып. 10, стб. 72; ЖСС, с. 29.

[34] ДДГ, № 21, с. 58: “А с[ы]на своего, князя Василья, бла[го]словляю своею вотчиною, великим княженьем, чем мя бла[го]словил мои от[е]ц”.

[35] Назначение преемника традиционно считалось прерогативой игумена. Ср.: Соколов И.И. Состояние монашества в византийской церкви с половины IX до начала XIII в. Казань, 1894, с. 390 и след.

[36] Голубинский Е.Е. История канонизации святых, с. 100.

[37] Смирнов С.К. Историческое описание Саввина Сторожевского монастыря, с. 13 - 14.

[38] Акты юридические, или собрание старинного делопроизводства. СПб., 1838, № 80, с. 122-123.

[39] Строев П.М. Списки иерархов, стб. 166. Первая дата подтверждается записью на “Лествице”, хранившейся в Сторожевском монастыре под № 461 (л. 421): “Написана бысть книга сиа в лето 7014 месяца сентября в 20 день в обители святыя Богородицы, глаголемеи Страж, наставника нашего повелением игумена Калиста, рукою дьяка Федькя” (Смирнов С.К. Историческое описание Саввина Сторожевского монастыря, выписки и замечания, с. XLI, прим. 140).

[40] ВМЧ, вып. 10, стб. 74, 77 и др.; ЖСС, с. 32, 33, 35.

[41] Первый образ преп. Саввы, написанный игуменом Дионисием, размером 1 арш. 3 в. х 1 арш. (см.: Саввино-Сторожевский монастырь близ Звенигорода. Изд. 3. М., 1904, с. 18. По монастырской описи 1853 г. размеры этой иконы - 18, 5 в. х 1 арш. 1 в. - см.: РГИА, ф. 834, оп. 3, № 9798, л. 35 об.), поясной, «в позлащенной на полимент раме с резью вверху. На иконе сверху оклад, оплечья и венец сребропозлащенныя чеканныя», находившийся со второй половины XVII в. в южном приделе монастырского Рождественского собора, был в середине XIX в. расчищен реставратором Н.И.Подключниковым (Смирнов С.К. Историческое описание Саввина Сторожевского монастыря, с. 45). Сохранилась ли эта икона и где находится она сейчас - неизвестно. Помимо нее в Рождественском храме имелись еще два образа преп. Саввы “с деянием”. Один из них, размером 1 арш. 13, 25 в. х 1 арш. 8,5 в., в сребропозлащенном окладе, украшенном эмалью, рубинами, изумрудами и алмазами, находился на южной стене собора, у новой раки преп. Саввы (РГИА, ф. 834, № 9798 л. 18-18 об..Л.И.Денисов /Православные монастыри Российской Империи. М., 1908, с. 477/ датировал эту икону XVII в.); другой, размером 2 арш. 3,5 в. х 1 арш. 15 в., с чеканным сребропозлащенным венцом - в юго-западном углу храма, над прежней, первоначальной гробницей святого (РГИА, ф. 834, оп. 3, № 9798, л. 22 об. - 23). В монастырской ризнице хранился еще шитый покров 1649 г. с изображением преп. Саввы и 20 клеймами его “деяний” (Уваров А.С. Саввин Сторожевский монастырь близ Звенигорода. - Древности. Труды Комиссии по сохранению древних памятников имп. Московского археологического общества. Т. III. М., 1909, с. XI). Согласно описи 1741 г., в местном ряду Успенского собора на Городке в Звенигороде находился «Образ Сергия Чюдотворца и преподобнаго отца Саввы Звенигородскаго чюдотворца» (Исторические материалы о церквах и селах XVI-XVIII ст. Вып. 2. Звенигородская десятина. М., 1882, с. 6). Нынешнее местонахождение этих памятников также неизвестно. Среди дошедших до нас икон с изображением преп. Саввы наиболее древней считается складень конца XV - начала XVI в. ГТГ, инв. 22205 (Антонова В.И, Мнева Н.Е. Государственная Третьяклвская галерея. Каталог древнерусской живописи. Т.I. М ., 1963, № 272, с. 327-328, ил. 209).

[42] РГБ, ф. 173/1, № 201, л. 315 об.; № 203, л. 259. Под тем же числом - в выписках Н.А.Кайдалова из сгоревших святцев XVII в., где упомянуто еще перенесение мощей преп. Саввы 1 марта. См.: Сергий, архиеп. Полный месяцеслов Востока. Т. II, ч. I, с. 126, 374, 60. С памятью преп. Саввы ошибочно связывается еще 30 июня (Барсуков Н.П. Источники русской агиографии. СПб., 1882, стб. 477). Под этим числом будто бы помещено его Житие в июньском томе Милютинских миней 1646-1654 г.г. В действительности здесь среди «прикладных слов» помещено Житие Саввы не под 30 июня, а под 3 декабря (ГИМ, Син. № 806, л. 1287-1294 об.).

[43] Смирнов С.К. Историческое описание Саввина Сторожевского монастыря, выписки и замечания, с. XX , прим. 66.

[44] Митрополит Геронтий скончался 28 мая 1489 г., а сменивший его Зосима был рукоположен 26 сентября 1490 г.

[45] С 15 января 1489 по январь 1503; скончался 12 ноября 1511 г.

[46] ПСРЛ, т. 24, с. 206-207; ПСРЛ, т. 27, с. 289; ПСРЛ, т. 28, с. 154-155, 320; ПСРЛ, т. 6, с. 239; Иоасафовская летопись. М., 1957, с.128; и др.