Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231,+7-916-900-1666, +7-910-480-2124
e-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.http://www.ais-art.ru

     

 

Войти

Поиск

Объявления

Плиева М.Г.,
канд. искусствоведения,
член АИС,

Цхинвал – Владикавказ-Москва. 

 

Григорий Сесеевич КОТАЕВ

/из предисловия к альбому «Григорий Котаев. Наследие»/

 

4 Котаев Г.С. Профессор Васо Абаев. К.,м. 70х50, 1977 5 Котаев Г.С. Падо Кабисов, хирург. Х.,м. 112х60. 1960-е годы 3 Котаев Г.С. Тамара и Давид-Сослан. х.,м. 180х280. 1959 12. Альбом 11 Л.А. Чибиров, доктор историч. наук, первый Президент РЮО.  Воспоминания о Котаеве. 
10 Котаев Г.С. Старый Цхинвал. Б.,к. 22х33. 1948 13. Мемориальная доска на доме художника в Цхинвале. 2. Котаев Г.С. Рождение фандыра. Роспись Юго-Осетинского Госдрамтеатра им. К.Л. Хетагурова на сюжеты Нартовских сказаний 1957-1958
6 Котаев Г.С. Портрет матери (этюд). Х.,м. 45х35. 1955 7 Котаев Г.С. Осетинка-горянка. к.,м. 1971 8 Котаев Г.С. Дама в шляпе. к.,м. 23х16. 1975 9 Котаев Г.С. Утро в горах. Х.,м. 70х100. 1985. 1.Котаев Г.С. Роспись ст. Метро Технологический институт. Ленинград. 1956 (дипломная работа)

Творчество художника Г.С. Котаева (1926 - 1992) – юго-осетинского советского художника, Заслуженного художника ГССР, Народного художника РЮО, лауреата Государственной премии им. К.Л. Хетагурова, члена СХ СССР, долгое время оставалось в поле зрения узкого круга специалистов, несмотря на то, что картины его хранятся в музеях и частных коллекциях России и мира. Талант художника безграничен: монументалист, портретист, график, сценограф, искусствовед, публицист, сатирик, пишущий на русском и осетинском языках, педагог. Начиная с 1940-х годов, Котаев постоянный участник региональных, республиканских и всесоюзных выставок.   Интерес у специалистов вызывают и его искусствоведческие статьи «Выдающийся реалист» (к 25-летию со дня смерти И.Е. Репина), «Три периода Виктора Васнецова», художник-воин Андрей Плиев», «Нывкæнынады дæсны (ГССР адæмон нывгæнæг Санахъоты Барисыл сæххæст 60 азы)»[1], «Къоста – нывгæнæг»[2], «Вспоминая Махарбека Туганова», «Василий Кокоев. Штрихи к портрету»[3]. Творчество Котаева Г.С. сыграло ведущую роль в становлении национальной школы осетинской советской живописи. Родился будущий художник в Северо-Осетинском селении Ногир, в семье, бежавшего от геноцида южных осетин, С.И. Котаева. После смерти отца, с семи лет воспитывался матерью. В детстве и юности прошел суровую школу нужды и лишений. В 1945 году окончил Сталинирское художественное училище и был оставлен преподавателем специальных предметов. Поиски своего пути будущего художника были непростыми: в 1946 году Котаев поступил в МИПИДИ, а в 1947-1948 годы – он уже студент Тбилисской АХ. После двух лет обучения возвращается на преподавательскую работу в Сталинирское художественное училище. В 1951-1956 годы – он снова студент МИПИДИ, а после объединения художественных вузов - ЛВХПУ им. В.И. Мухиной. Пройдя ступени трех высших художественных школ в Москве, Тбилиси, и Ленинграде, Котаев обрел свой стиль, любимые сюжеты, темы, мотивы. Начало его активной творческой деятельности связано с такими известными именами, как М.С. Туганов, И.А. Дзантиев, М.И. Тоидзе, Р.Р. Френц, И.П. Веселкин, Г.А. Савинов, К.Л. Иогансен, Г.И. Рублев. Их опыт оказал большое влияние на формирование изобразительного языка и творческого метода Котаева, но любимым художником оставался М. Врубель. В годы учебы в двух столицах Котаев, окунувшись в гущу художественной жизни, знакомится с творчеством выдающихся живописцев, в читальном зале им. А.С. Грибоедова, слушает цикл лекций «Русская классическая и зарубежная музыка»[4].

В последний год обучения, на кафедре монументально­ - декоративной живописи в ЛВХПУ им. В.И. Мухиной, он в числе перспективных дипломников, был приглашен для участия в проекте оформления вестибюля станции метро «Технологическая» в Ленинграде[5]. Ученый изображен Котаевым в порыве творческого вдохновения. Из-под белого колпака выбивается густая, непослушная шевелюра темных волос. Пытливый взгляд устремлен вверх, в будущее. Идущие в разном направлении штрихи, «лепят» форму лица, живой трепет, телесность фигуры ученого. В сопоставлении черного и белого, острая динамичная композиция, создает бурное внутреннее движение жажды открытий. После окончания института Котаев, на протяжении всей жизни, поддерживал дружеские отношения с педагогами Г.И. Рублевым, Г.А. Савиновым, И.П. Веселкиным и однокурсниками: Н.Я. Силаевым, С.В. Чугуновым[6].

После возвращения на родину, Сталинир – Цхинвал стал его постоянным местом жительства. Работал преподавателем в Художественном училище им. М.С. Туганова, а в период 1962-1971 – директором. Это был период наивысших достижений училища. Выпускники училища «поступали в высшие специализированные заведения Москвы, Ленинграда, Тбилиси, Киева, Ташкента. В одном только 1967 году из 18 выпускников училища 14 стали студентами художественных институтов и АХ. В следующем году из 18 выпускников, 9 защитили дипломы на «отлично». В 1975 году училище окончил 31 студент. Из них в том же году половина поступила в лучшие художественные вузы страны»[7].

Котаев стоял у истоков создания Фонда Возрождения Южной Осетии, газеты «Вестник Южной Осетии», руководил Юго - Осетинским отделением Фонда культуры ГССР. После его упразднения, в годы осетино - грузинского противостояния, обращался к Д.С. Лихачеву с просьбой о содействии в «переподчинении нашей областной организации Фонда, Союзному Фонду культуры»[8], был бессменным депутатом Цхинвальского горсовета, членом областного архитектурного Совета и комиссии по присуждению Госпремии им. К.Л. Хетагурова, ректором городского Народного университета.

Творчество Котаева - художника с ярко выраженным национальным колоритом - явление в осетинской и российской культуре.

В 1958-1959 годах, Г.С. Котаев, совместно с У.Х. Гассиевым участвует в росписи интерьеров нового здания Юго-Осетинского Госдрамтеатра им. К.Л. Хетагурова в Цхинвали. За основу, авторами были заимствованы сюжеты из осетинского эпоса «Нартовские сказания». Росписи вылились в живописные формы, созвучные архитектуре театра. Чудом, сохранившаяся цветная фотография фрагмента «Рождение фандыра», дает представление об этой уникальной работе. Со сдержанным сочувствием к чужому горю, нарты слушают трагическую песнь Сырдона о гибели сыновей. В центре классически уравновешенной композиции - белобородый старец. Основная гамма красок строится на золотистом и красно - коричнево – сером цвете. Сохранившиеся черно-белые фотографии эскизов «Сказитель», «Яблоня нартов», «Поход нартов», «Пир нартов», дают представление о композиционном построении, пластической трактовке росписи. В 2004 году, в период грузино-осетинских конфликтов театр сгорел от попавшего снаряда, роспись погибла.

Вернувшись на родину после учебы, с огромным интересом изучает Котаев легендарную историю предков, «будит душу от мелочей будничного величавыми образами». В результате им была создана галерея парадных портретов аланских царей XI - XII веков Урдура, его сына Дургуллеля Великого, Худдана, Ос – Багатара, грузинской царицы аланского происхождения Бурдухан и ее дочери Тамары. Откинут тяжелый бардовый занавес и из арки средневекового замка, словно в картинной раме, предстала перед подданными, «лучезарная» царица Тамара («Тамара и Давид- Сослан»). Во всем ее облике естественность, непринужденная грация, достоинство. Давид – Сослан, полон мужества и благородства. Авторы строят композицию на единстве трех планов, трех цветов и иерархии действующих лиц. Художники выделяет главных героев, изображая их в духе театрального классицизма. Они общаются языком жестов, их лица озарены патетическими чувствами. Вокруг них сгруппированы дополнительные персонажи, своеобразные зрители внутри картины. Они сопереживают происходящему и задают зрителям те эмоции, которые достойны происходящего события. Приподнятый второй план, противопоставление фигур, колористические контрасты красного, зеленого, синего и золотого, не нарушают целого и передают наполненную скрытыми страстями сцену. Фон оттенен, в то время как фигуры на переднем плане выделены, чтобы показать их значимость. Сослан, изображен как воин – четкими жесткими линиями. Эта четкость подчеркивает его храбрость, решимость и мужественность. Картина была подарена городу Тбилиси, в честь 1500-летия основания[9].

Портреты Г.С. Котаева отличает особое, «толстовское» умение воссоздать натуру в ее пульсирующей полноте, таковы народные герои «Бега Кочиев», «Махамат Томаев», «Антон Дриаты».

Словно выполняя завет А. Блока «увековечить сущее», Котаев запечатлел плеяду знаменитых современников: писателей, поэтов, государственных мужей, полководцев, врачей. Для каждого портрета, художник находит свой ключ, свои средства выразительности, изображая их в различных ракурсах («Поэт-фронтовик Г. Дзугаты», «Ю.С. Кучиев». Покоритель полюса»), сдвигая к краю холста («Портрет долгожителя Ягора Короева», «Профессор Нафи Джусойты», «Профессор Л.А. Чибиров», «Археолог Б. В. Техов»), подвергая оригинальным колористическим и композиционным метаморфозам («Психиатор - гипнотезер А. Дзуцев»). Каждое лицо характерно и передает законченный внутренний облик человека, его думы, волю, надежды, стремления («Парадный портрет генерала армии И.А. Плиева»).

К образу В.И. Абаева - языковеда – ираниста, этимолога, художник обращался неоднократно. Две незаурядные личности связывала многолетняя дружба. Васо Ильич Абаев писал, что «гордился дружбой» и высоко ценил Котаева «как художника и человека»[10]. Ничем не польстив внешности портретируемого, художник дает меткую характеристику беспокойного облика ученого. Портрет жизнен, похож, верно, передает горение творческого духа, напряженную работу мысли, пытливое отношение к окружающему миру. В письме художнику Васо Абаев благодарит «за снимки с портрета и фотографии» и далее: он находит оба портрета «удачными»[11].

«Хирург Кабисов Падо» - Григорий Кавдинович Кабисов - основатель юго - осетинской школы хирургии, изображен на фоне больничной стены, после одной из 3000 операций. Кисти рук спрятаны в карманах халата, образуя складки. Белый колпак надвинут на высокий лоб. Обыденный сюжет. Но, какая монументальность в облике! Художник выделяет волевое, мужественное лицо и … «стальной» взгляд человека «строгого, жесткого, требовательного и подчас даже резкого». Современники отмечали его собранность, немногословность и … беспредельную доброжелательность[12].

Котаев часто обращается к профильному портрету. «Портрет хирурга И.С. Пухаева», «Портрет радиста Штурмового полка. М. Тибилова».

В женских портретах реализовалось, своеобразие колористических взглядов художника. В них не столько передается освещение с необходимыми рефлексами, сколько достигается впечатление общей светоносности: «Катерина. Портрет супруги», «Портрет музыковеда К. Цхурбаевой», «Зема». «Портрет матери» – одна из самых трогательных работ художника. Белая косынка, белый воротник кофты, и прядь седеющих волос подчеркивают выразительное лицо. Отблески мелкого рисунка кофты отражаются на белой стене, делая ее разноцветной, легкой и воздушной. Большие выразительные глаза устремлены в сторону: что-то привлекло внимание женщины. Мгновение и она снова повернется к художнику. Глубокие морщины бороздками легли вокруг рта, опущены уголки глаз на загорелом лице, но что-то близкое и дорогое Котаев «видит насквозь с любовью».

Художник пишет портреты женщин «Дама в бордовом», «Женщина в красном», «Дама в синем», обаяние которых в душевном изяществе, хрупкости, в тонких движениях умудренного жизнью сердца. В «Даме в шляпе», воссоздается сферическая поверхность путем пересечения цветных, серо – сине – желто - сиреневых плоскостей, образуя цветовое созвучие. Переливы красочных пятен, чистых и звучных, беспокойная игра света и тени уподобляют поверхность картины изысканному орнаменту. Художник активными, энергичными коричнево - розовыми мазками четко лепит лицо модели, подчеркивая его объем. В то же время эти мазки, гранящие формы на плоскости уплощают изображение. Художник отдает дань «врубелевской граненности» формы.

Этот же прием Котаев применяет в портрете «Осетинки-горянки». Ее гордый взгляд устремлен на художника. Грани платка создают объем и подчеркивают бледность лица, тонкую линию черных бровей, выразительность глаз, едва сдерживаемый каскад чувств. Построение холста становится подтекстом характеристики. Живопись складывается из энергичных широких мазков кристаллической формы.

«Эхо войн прошедших» - горький опыт прошедших войн, их зримые следы присутствия в судьбах людей. «Память гор» - философско-художественное размышление о большой, героической истории маленького народа. Пейзажи привлекают мотивами родной природы, чертами жанровости в трактовке. «Селение в горах» это лирический рассказ о родине художника, ее красках, о самом воздухе «чистом и прозрачном». В основе композиции - панорамный вид горного ущелья. Красивы силуэты домов и средневековых башен на скалах вдоль реки. Котаеву удалось передать глубину пространства, уходящие к горизонту складки гор, прозрачность горного воздуха, поэтическую «звучную тишину».

Богатое творческое наследие оставил художник и в истории медальерного искусства.

Котаев умел высоко держать достоинства искусства, ярко отстаивать то, во что поверил. Георгий Сесеевич Котаев – «один из самых эрудированных представителей нашей интеллигенции»[13], пламенный и мятежный, дерзновенный и неукротимый, всегда исполненный вдохновения, всегда устремленный вперед!

2017 

Литература

  1. Санакоев Б.И. Художники Юго-Осетии. Сталинир, 1957. С 32-33
  2. Осетия и осетины. Сост. Челохсаты А.С. Вл-з-СПб, 1994. С. 209.
  3. Хетæгкаты Костайы номыл подддзахадон премийы лауреаттæ. Цхинвал: Мыхуыры хæдзар, 2014. С. 32-33.
  4. Чибиров Л.А. Ученик и последователь М.С. Туганова/Имена. Вл-з, 2010. С.285.
  5. Чибиров Л.А. Григорий Котаев. Жизнь во благо народа. Цхинвал, 2015.
  6. Григорий Котаев. Наследие. Альбом. Вступ. ст. Плиевой М.Г. Цхинвал, 2017.



[1] Выдающийся художник. (Народному художнику ГССР Борису Санакоеву - 60)

[2] Коста - художник

[3] Чибиров Л.А. Григорий Котаев. Жизнь во благо народа. Цхинвал, 2017. С.54-69.

[4] Абонемент, на посещение цикла лекций по музыке. 1953-1954 гг. Собств. семьи художника. Цхинвал.

[5] Мямлин И. Дипломные работы монументалистов Ленинграда. //Искусство. 1957, №1. С.38

[6] Письма из архива семьи Котаевых. Цхинвал.

[7] Чибиров Л.А. Указ. соч. С.16

[8] Указ. соч. С. 35

[9] Указ. соч. С. 22

[10] Указ. соч. С. 33

[11] Переписка Г.С. Котаева и В.И. Абаева от 08.06.1977. Архив семьи художника.

[12] Южная Осетия год за годом. Год 1956. «Республика» от 13.12.2013

[13] Указ. соч. С. 242